Бывшая работница Гомельского жирокомбината: «Я за собой вины не чувствую»
×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 835
Новости / 09.01.18

Бывшая работница Гомельского жирокомбината: «Я за собой вины не чувствую»

Суд не отменил вину Оксаны Сороко, а увеличил ее долг в 10 раз. Почему бывшая работница жирокомбината не идет на мировое соглашение с нанимателем, а хочет доказать свою правоту во что бы то ни стало?  

 

ОАО «Гомельский жировой комбинат» обвинил в крупной – на 150 миллионов старыми – недостаче 34 своих работника, в том числе и бывших директоров, и руководителей отделов. Четверо работников вступили в профсоюз РЭП. Леонид Судаленко, вставший на защиту их трудовых прав, нашел в коллективном договоре предприятия положение, по которому сотрудники могли выплатить небольшую сумму и избежать ответственности. Этим воспользовались почти все, обвиненные в недостаче, кроме десяти человек. Среди них – и Оксана Сороко, вступившая в профсоюз РЭП. Она работала на жирокомбинате заместителем начальника отдела материально-технического снабжения, а впоследствии – товароведом. Сейчас у женщины другая работа.

Читать по теме: 

Леонид Судаленко: «Коллективный договор – это конституция работника!»

Недостача в 35 тысяч долларов

Суд первой инстанции вынес решение, по которому долг Оксаны Сороко перед предприятием был увеличен в 10 раз. Бывшая работница все еще может отделаться уплатой 20% от оклада – но она упорно доказывает, что в недостаче нет ее вины.

Оксана Сороко рассказала praca-by.info, почему она отказывается выплатить небольшую сумму и хочет доказать свою невиновность:

– Настолько несправедливо это объявление нам предъявлено... Я за собой вины никакой не чувствую. Я знаю, как работает предприятие, и на нас, на исполнителей возложить всю ответственность – это в высшей степени неправильно. Ответственность – на руководителях в первую очередь. Они эту работу не наладили. Работа с просроченной продукцией вообще не велась, потому что нас никто не уполномочил ее вести.

Бывшая сотрудница жирового комбината возмущена тем, что сумму недостачи произвольно разделили на всех, не доказав вину работников:

– Что самое обидное: когда мы предоставляли свои оправдательные документы, они не брались в расчет. Это больше всего возмущает! Расследования никакого не было. И почему так распределена сумма? Изначально мне вменяли в вину, что я причинила ущерба на 1200 рублей. Сейчас, в конце разбирательства, эта сумма возросла в семь раз: я уже должна 8900 рублей. Почему произошло перераспределение? Увеличилась доля моей вины? Объясните, как! Никаких оснований. Если бы мне разложили по полочкам: “Твоя вина в этом и этом; ты не соблюла такие и такие нормы, не предприняла нужные действия” – я бы согласилась с этим. Возможно, с моей стороны что-то и не было сделано. Но мне этого никто не сказал и не доказал. Нас объявили виновными, но внутреннего расследованияна предприятии после того, как Госконтроль провел проверку, не проводилось никакого.

Сейчас дело о недостаче в 15 тысяч рублей находится на стадии кассационного обжалования.

Правовой инспектор профсоюза РЭП Леонид Судаленко прокомментировал действия суда в отношении дела о недостаче на ОАО “Гомельский жировой комбинат”:

– Судья вынесла абсурдное решение и никак не обосновала, почему она к Оксане Сороко не применила норму коллективного договора. Фактически работник признает вину, когда подписывает мировое соглашение. Но коллективный договор на «Жирокомбинате» устанавливает для каждого работника ограниченную материальную ответственность: 20% от своего оклада вне зависимости от предъявленной суммы. Если оклад был 300 рублей, то заплати 60 – и ты свободен. Этим правом воспользовалась часть работников. Но судья не объяснила, что это право по коллективному договору принадлежит каждому, вне зависимости от того, согласен человек заключать мировое соглашение или не согласен. Судья должна была самостоятельно применить это положение коллективного договора, не заключая мировых соглашений. Работники, подписавшие мировые соглашения, признали свою вину. Оксана Сороко и еще девять человек из 34, обвиненных в недостаче, сказали: «Мы не виноваты и будем идти до конца». В том числе и два директора, два кладовщика, которых защищает правовой инспектор труда профсоюза работников агропромышленного комплекса.  

Прочитано 1524 раз
  • Выделить: no