“Сейчас рука выглядит уже ничего, а сначала – было страшно”
Новости / 06.02.18

“Сейчас рука выглядит уже ничего, а сначала – было страшно”

Кроме компенсации за нарушение трудовых прав, одна из работниц птицефабрики “Хальч” получит и выплаты за производственную травму.


Лариса Сорокина перед одним из судебных заседаний

Решением в пользу уволенных птичниц закончилось дело птицефабрики “Хальч”. Но у одной из работниц еще остались претензии к нанимателю, которому она посвятила много сил и времени, а в ответ столкнулась с несправедливостью.

Работница занималась разделкой птицы и получила на работе серьезную травму, а начальство уговорило оформить ее как бытовую.

Лариса Сорокина рассказала praca-by.info, как она травмировала руку:

– В цеху очень скользко, жирный пол, воды много, я поскользнулась и упала на вращающиеся ножи, которыми разделывают птицу. Вырвало кожу с руки. Было страшно. Полтора месяца я отлежала в больнице, и мне ни единого звонка (от начальства – прим.авт.) не было.

Почему она согласилась признать производственную травму бытовой, Лариса Сорокина объясняет так:

– Когда меня выводили из цеха с окровавленной рукой, то у всего начальства аж текли слезы: "Пожалуйста, напишите бытовую травму, мы вам все компенсируем, все заплатим". На тот момент я не соображала вообще, что мне писать. Меня в больницу привез управляющий фабрики, при нем все решили и подписали. Сейчас рука выглядит уже ничего, а вот первоначально – вид руки был очень страшный. Шла на уступки, а теперь каюсь в этом. Три месяца ходила к директору, ходила к юристу; юрист вообще не хотел слушать, а директор все время обещал: “Выплатим, выплатим, но только никуда не жалуйся”. Я подождала три месяца и пошла в прокуратуру, признала свою травму производственной. Уже составлен акт формы Н-1.

Ларисе Сорокиной помогает правовой инспектор профсоюза РЭП в Гомельской области Леонид Судаленко: “Заберем все, что положено по коллективному договору и тарифному соглашению”.

Прочитано 2869 раз
  • Выделить: no