Новости / 02.12.18

"Столько украсть невозможно". С кладовщиц гомельской "ликерки" взыскивают за 47 тысяч бутылок водки

На Гомельском ликеро-водочном заводе «Радамир» пропало более 47 тысяч бутылок водки. Недостачу на сумму более 265 тысяч рублей обнаружили во время инвентаризации на предприятии еще в ноябре прошлого года. Кто и когда украл водку, доподлинно не смогло установить даже следствие. Дело пока приостановлено. А предприятие, между тем, предъявило иск о возмещении материального ущерба к трем уже бывшим работницам склада. 29 ноября в суде Центрального района Гомеля начались предварительные слушания по этому запутанному делу.


Бывшие кладовщицы Валентина Н. и Наталья М. и их защитник Леонид Судаленко

Ответчицы — две бывшие кладовщицы и бывшая заведующая складом (она находилась под следствием, а в сентябре суд признал ее и завмагазином виновными в хищении путем злоупотребления служебными полномочиями, совершенном группой лиц по предварительному сговору). Исковые требования женщины не признают и утверждают, что к пропаже водки не причастны. Их интересы в суде представляет правовой инспектор труда профсоюза РЭП Леонид Судаленко.

— Дело очень запутанное. До сих пор не установлен даже период образования недостачи — на этот вопрос не смогло ответить даже следствие.

Представитель истца в суде рассказал, что ежемесячно на складах проводилась инвентаризация, и на 1 ноября 2017 года (дата очередной инвентаризации) недостачи выявлено не было. А спустя всего 20 дней, 21 ноября, при проведении внеплановой проверки она появилась.

Ответчицы уверяют: за такое короткое времы столько водки пропасть не могло — все, должно быть, произошло намного раньше.

— Недостача образовалась в 2013 году. Доступ к складам тогда был неограничен. Люди, которые работали на заводе, могли спокойно взять ключи на проходной и ехать отгружать продукцию. Раньше даже журнал выдачи ключей не велся, а на некоторых складах отсутствовала охрана, — говорит бывшая завскладом Наталья Г.

— Без вашего присутствия отгрузка продукции производилась? — спросил судья.

— Конечно. У меня было 17 или 18 складов. Я же не могла на них всех присутствовать одновременно. Но мне кажется, что такое количество водки украсть просто физически не могли — но когда начались махинации с отписками, бумаги могли затеряться.

По словам бывшей заведующей, в 2013−14 годах, для того, чтобы в конце месяца показать концерну, что завод сделал план по разгрузке складских запасов, продукция формально списывалась на какие-нибудь организации или магазин.

— По документам у меня водки не было, а реально — водки полный склад. Делалось это, чтобы показать, что завод выполнил план по отгрузке, чтобы получить премию, прогрессивку. И вот они то поставят эту водку на хранение, то снимут ее обратно в продажу. Где-то в бухгалтерии, возможно, при этом и потерялись накладные, — предполагает ответчица. — Бывали случаи, когда водка по одной и той же накладной уходила, а через 2 дня «возвращалась» к нам на склад — но только по документам. Кто-то заходил в компьютер, снимал проведение накладной — и водка как бы возвращалась. Но реально ее не было.

— Водка пропала в 13 году. Я вышла из отпуска в сентябре, посчитали склад — и выявили, что не хватает водки. Наташа (завскладом) попросила меня никуда не сообщать. Она была в шоке и плакала, что, если я кому-нибудь скажу, она покончит жизнь самоубийством. И мы начали разбираться сами. Стали считать, — пояснила суду вторая ответчица, Валентина Н.

Третья ответчица, Наталья М., говорит, что о недостаче ей и вовсе было неизвестно.

Суд выслушал позиции сторон и… вынужден был назначить второе предварительное судебное заседание. Необходимо, чтобы сторона истца все-таки определилась с периодом, за который на складах завода образовалась недостача. От этого может зависеть и круг допрашиваемых по делу сотрудников предприятия. Возможно, его придется расширить.

ИСТОЧНИК СТАТЬИ


КАК ВСТУПИТЬ В ПРОФСОЮЗ РЭП

Независимый профсоюз РЭП в соцсетях. Подписывайтесь, читайте, обсуждайте! - Фейсбук; - Одноклассники; - Вконтакте; - Телеграм.

Прочитано 386 раз