Новости / 12.12.18

«Это не в нашей компетенции»: получивший инвалидность на лесоповале работник стал врагом всему Бобруйску

Наниматель, врачи, инспекция труда, суд и даже милиция Бобруйска – все должностные лица, к которым обращался за помощью Дмитрий Конечук, покалечивший ногу на лесоповале, устранялись от выполнения своих обязанностей.


Дмитрий Конечук. Фото: Вечерний Бобруйск

В большинстве случаев у работника, недовольного условиями труда, есть выбор: пойти на конфликт с нанимателем, потребовать законной зарплаты – или промолчать, стерпеть, просто уволиться. У члена профсоюза РЭП Дмитрия Конечука выбора не было. Выбор за него был сделан слепым случаем: в тот дождливый день, когда он, работая обрубщиком сучьев на лесоповале, поскользнулся и упал на ногу, повредив коленный сустав собственным весом.

Наниматель – ООО «Форест Даго» – тут же попытался избавиться от Дмитрия Конечука, который уже не мог работать. Врачи для начала поставили неправильный диагноз (не обнаружили разрыв связок и повреждение хряща), а потом отправили Дмитрия обратно на лесоповал, как будто тот мог работать как здоровый. Департамент инспекции труда, в который обратился пострадавший с просьбой расследовать ситуацию и установить виновных, заявил, что это «не его компетенция». А когда руководство «Форест Даго» закрыло Дмитрия на работе, запретив выходить и пытаясь заставить его поставить подпись под разными документами, то даже милиция отказалась ехать по вызову. С уже знакомой формулировкой: «Это не в нашей компетенции».

«Будешь работать как все, мне плевать на твою травму!»

Дмитрий Конечук подал иск в суд на действия нанимателя, а в суд прибыл отряд милиции, инициировав проверку по уголовному делу в отношении активиста РЭП Олега Желнова.

«Я думаю, к этому готовились»: активистов профсоюза РЭП в суде ждал ОМОН

После судебного заседания, которое закончилось вызовом скорой помощи (Дмитрию стало плохо из-за скачка давления), мужчина дал комментарий для praca-by.info:

– Создается ли впечатление, что все как сговорились против меня? Конечно, создается. Департамент инспекции труда совершенно отказался заниматься моим делом: это, ответили мне, не в их компетенции или не в их юрисдикции, я так и не понял. Зачем они там сидят, вообще не понятно. Мне они не помогли, наоборот: в Департаменте инспекции труда, когда я к ним обратился, мне угрожали судом: якобы, на меня в суд подадут за то, что я о них недостоверную информацию предоставил.


Врачи скорой помощи в суде 6 декабря

Способов противодействия у Дмитрия Конечука было не много:

– Все, что я мог – делал аудиозапись этих разговоров. Если не для суда, то для народа: есть подтверждения, что так ко мне относились.

Даже будучи юристом, не всегда получается понять смысл ответов, полученных из государственных органов, когда перед теми поставлена задача заволокитить дело:

– На письменные обращения тоже непонятно что отвечали. Ну да, я юридически не подкован. Сказали, не занимаются такими делами, как моя травма, значит, не занимаются. А юристы, у которых я спрашивал совета, говорили, что это входит в непосредственные обязанности инспекции труда.

Те, кто давал клятву Гиппократа, также не торопились помочь Дмитрию даже в рамках своих полномочий:

– А врачи? О! Это отдельная история; буду просить, чтобы мне помогли ее поднять и разобраться. Мне надо добиться, чтобы поставили правильный диагноз, который должен показать, что у меня – тяжелая травма. Врачами не составлялись акты о том, что травма производственная… Создавалось впечатление, что врачи моему нанимателю какую-то подмогу оказывали.

Чтобы получить от врачей и правильный диагноз, и необходимые для дальнейшей работы заключения, Дмитрию пришлось из Бобруйска добраться до Минска:

– Бобруйские врачи до последнего пытались просто отправить меня на работу, не направлять меня на МРЭК. Меня направили в Минск в РНПЦ, где врач мне сказал: «Что, не знают, как вам больничный закрыть и на работу отправить?» Минский врач сказал, что не может быть сейчас никаких работ, потому что ногу надо разрабатывать, и никаких операций сейчас нельзя проводить, потому что нога не рабочая и в таком состоянии ничего с ней делать нельзя. Всех объездил, только тогда добились группы инвалидности.

«Вышел на работу с костылем»: наниматель заставляет работать с производственной травмой

Сейчас работы у Дмитрия нет:

– Из «Форест Даго» меня официально уволили. Мы добились, чтобы они меня уволили не по той статье, по которой хотели: наниматель собирался увольнять меня за прогулы. Меня закрыли на территории, не было мне выхода: замотали калитку проволокой, требовали объяснительную написать, подписать приказы какие-то… Я ничего не подписал.


Калитка, которую замотало проволокой начальство "Форест Даго"

Милиция Бобруйска проигнорировала факт насильного удержания человека:

– Пробовал вызывать наряд милиции из-за того, что меня закрыли. Мне отказали: «Это не в нашей компетенции, обращайтесь в Департамент инспекции труда». Правда, сначала сказали, что наряд они вышлют, а потом мне перезвонил уже какой-то мужчина и сказал: «Нет, не в нашей компетенции, наряда не будет». А сразу девушка дежурная поднимала; правда, она тоже несколько раз прерывала разговор, чтобы с кем-то проконсультироваться. Ей тоже говорили: «Не в нашей компетенции», но она сказала: «Мы вышлем вам наряд».

Практически инвалида отправляют на работы, с которыми не справятся здоровые

До этого момента действия людей, которым Дмитрий перешел дорогу, сам о том не ведая, хотя бы носили некоторые признаки законности. Но после увольнения они перешли к тому, что в народе называется «беспредел», а в юридической терминологии – преступление:

–  А на следующий день после работы пошел к машине и обнаружил, что остался без двух колес. Машину я оставил чуть поодаль от работы специально. Она стояла между машинами – не просто одна машина моя стояла. Два человека из машин, припаркованных рядом, мне сказали: лет восемь работаем, ни разу здесь такого не было. Понятно, что не просто так выбрали мою машину из десятков других.

Дмитрий Конечук даже не предполагал, что столкнется в жизни с таким серьезным противодействием:

–  Нет у меня никаких врагов, ни с кем никогда не воевал. Я мирный спокойный человек. Просто случилась эта оказия: получил травму. Вот оно и началось…

Дмитрию Конечуку, как члену профсоюза РЭП, помогают активисты профсоюза. Лидер бобруйского РЭП Галина Смирнова не исключает, что придется обращаться в Минск в вышестоящие инстанции при полном бездействии и даже противодействии на местном уровне.


КАК ВСТУПИТЬ В ПРОФСОЮЗ РЭП

Независимый профсоюз РЭП в соцсетях. Подписывайтесь, читайте, обсуждайте! - Фейсбук; - Одноклассники; - Вконтакте; - Телеграм.

Прочитано 2343 раз
  • Выделить: no