Новости / 20.08.19

Свидетель по «делу профсоюзов»: Уже два года мое имущество незаконно удерживается Следственным комитетом

Переводчик и активист РЭП Леонид Щукин, проходивший свидетелем по «делу профсоюзов» написал открытое письмо главе администрации Президента Наталье Кочановой. Он просил разъяснить на каком основании Следственный комитет не отдает ему изъятую ещё два года назад технику. Активист также направил копии обращения Председателю Следственного комитета, Генеральному прокурору РБ и Председателю Верховного Суда.

Фото: обыск в офисе профсоюза РЭП в Минске, август 2017 года

Полный текст заявления Леонида Щукина:

Уважаемая Наталья Ивановна!

У меня мало надежды на то, что мое письмо дойдет до Вас (хотя некоторую надежду вселяет Ваше заявление «Хочу услышать каждого»), но, тем не менее, я пишу и отправляю его Вам – может быть, кто-нибудь из Ваших подчиненных захочет его прочесть и узнать как работают подчиненные Вашей администрации структуры (а ей, как известно, подчинено все в этой стране).

Мое дело – простое, и, казалось бы, не стоит и выеденного яйца, но для меня сейчас – это буквально дело жизни и смерти.

По непонятной прихоти финансового дознавателя С. Дмитриева я был сделан свидетелем по уголовному делу № 17081100001 (дело независимых профсоюзов или дело Федынича-Комлика), и по его же прихоти 7 августа 2017 года в квартире, где я проживаю, был проведен обыск с изъятием «для проверки» принадлежащей мне и моей жене всей оргтехники – трех компьютеров и мобильного телефона. Можете представить себе, что такое – изъять у переводчика все его орудия производства и средства к существованию! То же самое, что слесарю отрубить руки. В результате этого «изъятия» я понес (и продолжаю нести) значительный материальный (не говоря уже о моральном) ущерб.

Логика указанного дознавателя выглядит тем более странной, что в период, рассматриваемый в деле (2011-12 гг.), профсоюз РЭП был просто одним из моих клиентов (уже позднее я стал активистом и профгруппоргом этого профсоюза), наряду со многими предприятиями, учреждениями, министерствами и ведомствами (в том числе и ГХУ Управделами Президента РБ). Страшно представить, что если против каждого из моих бывших клиентов будут возбуждаться уголовные дела (упаси Бог!), и я буду привлекаться в них свидетелем, каждый раз с изъятием оргтехники, – никакой пенсии не хватит покупать компьютеры!

Указанное уголовное дело давно закрыто, приговор провозглашен и вступил в силу (еще год назад), указанные руководители профсоюза отбывают предписанную им «домашнюю химию» (большинство обвинений на суде не подтвердились и были судьей отметены).

В материалах дела имеется заключение экспертов Следкома о том, что в моей оргтехнике никаких материалов, представляющих интерес для дела, не обнаружено.

От самого Верховного Суда РБ я получил ответ: «В рамках указанного уголовного дела названное имущество вещественными доказательствами не признавалось».

В связи с тем, что я – действующий переводчик, указанная оргтехника мне жизненно необходима для работы. Кроме того, в изъятых компьютерах находятся документы необходимые для налоговой инспекции. Ежедневно я несу материальный ущерб из-за того, что вынужден пользоваться арендованной аппаратурой. Вот уже два года, мое имущество незаконно удерживается сотрудниками Следственного комитета РБ, что, как известно, является уголовно наказуемым правонарушением.

В январе нынешнего года я уже обращался с аналогичной просьбой в Администрацию Президента Республики Беларусь, на что получил (оперативно и своевременно) ответ за подписью г-на Шлыка, начальника главного управления по работе с обращениями граждан и юридических лиц: «Ваше электронное обращение направлено в Генеральную прокуратуру Республики Беларусь с поручением сообщить Вам о результатах рассмотрения». Генпрокуратура тоже очень оперативно … переслала мое обращение в Прокуратуру города Минска, которая незамедлительно переслала его в Следком по городу Минску.

Моя переписка по поводу возврата оргтехники составляет уже приличный том. В основном, это перенаправления в этот Следком с категорическим обещанием «дать ответ заявителю».

Все мои обращения в разные инстанции неизменно перенаправляются в управление Следкома по гор. Минску, из которого я получил еще 14.02.19 следующий ответ, подписанный г-ном Белковским В. Н.: «Нарушений при изъятии и определении места хранения имущества, изъятого у Вас, органом уголовного преследования не допущено. Имущество изъято в установленном законодательством порядке». Кто бы сомневался! Я ему про Фому, а он мне – про Ерему! Изъято, запаковано, увезено в легковом автомобиле и, я уверен, хранится, вот уже ровно два года, в самом надежном, сухом, хорошо отапливаемом и вентилируемом помещении Следкома – в точном соответствии с законодательством. Еще бы: оборудование дорогое – см. приведенный ниже перечень. Но я в каждом своем заявлении не спрашиваю об условиях хранения моей оргтехники – я требую вернуть ее мне!

Прокуратура переправляет мое обращение в суд и объясняет мне: «при постановлении приговора суд в совещательной комнате разрешает вопрос о том, как поступить с имуществом, на которое наложен арест, и вещественными доказательствами». Год прошел после эпохального заседания суда (точнее судьи М. А. Федоровой, которая все решала единолично), но с моей оргтехникой, которая так и не сумела стать вещдоками, судья никак не поступила.

В нетленной миниатюре Михаила Жванецкого, блестяще исполненной театром Аркадия Райкина, это называлось «запустить дурочку» (помните?): писать, отвечать, загружать почту и тянуть резину… Они нам – про насосы, а мы им – про колеса…

И речь ведь не только обо мне! Из офиса профсоюза РЭП и из офиса нашего братского профсоюза БНП в Солигорске, а также у активистов этих профсоюзов изъято огромное (по меркам этих общественных объединений) количество оргтехники, которая до сих пор не возвращена законным владельцам.

Что остается делать? Готовить документы и идти в суд против Следкома с требованием возврата оргтехники, взывая братские иностранные и международные организации к солидарной поддержке, как это было в «деле профсоюзов». Нам это надо? Особенно в преддверии предстоящих выборов?

Убедительно прошу Вас вмешаться и решить вопрос о возврате мне и другим лицам и организациям конфискованной оргтехники.

Вот перечень изъятой у меня оргтехники:

  1. Мобильный телефон SAMSUNG DOOS IMEI 356509/06/391603/5

  2. Ноутбук «Acer» MS2231

  3. Ноутбук HP Elitebook 2540p

  4. Системный блок стационарного компьютера

С уважением,

Щукин Л. М.

В августе 2017 года в офисе профсоюза РЭП, а также дома у лидеров и активистов организации прошли обыски, в ходе которых была изъята личная техника. В это же время обыски и изъятие техники прошли в офисе профсоюза БНП в Солигорске и в квартирах председателя и секретаря-казначея. Не смотря на то, что с момента оглашения приговора по «делу профсоюзов» прошёл почти год, изъятые вещи до сих пор не вернули их законным владельцам. 


КАК ВСТУПИТЬ В ПРОФСОЮЗ РЭП

КАК ПОДДЕРЖАТЬ ПРОФСОЮЗ РЭП - ЧЕРЕЗ ЕРИП, - ЧЕРЕЗ БАНКОВСКУЮ КАРТУ

Независимый профсоюз РЭП в соцсетях. Подписывайтесь, читайте, обсуждайте! - Фейсбук; - Одноклассники; - Вконтакте; - Телеграм.

Прочитано 533 раз
  • Выделить: no