В мире / 12.02.19

Если внедрить блокчейн в производство, что станет с ценами, зарплатами - и мировой экономикой?

Пример кобальта

Приманка в виде быстрого технического решения

- Текст: Брайан Колер и Глен Мпуфане

Мы живем в период, когда новые технологии, на первый взгляд, обещают новые решения для старых проблем. IndustriALL изучил внедрение цифровых технологий в промышленности и быстрый рост самых разных передовых и ломающих сложившийся порядок технологий производства: Индустрию 4.0.

Примером «цифровизации» является технология распределенного хранения достоверных записей или блокчейн, как ее называют специалисты.
Блокчейны обещают вам все, что угодно: от защиты конфиденциальности и личного пространства до их полного уничтожения, от нового вторжения машин, оснащенных искусственным интеллектом, до спасения человечества.

Согласно обсуждениям в исследовательском документе IndustriALL «Индустрия 4.0 как вызов и спрос на новые ответы», горнодобывающая промышленность относится к категории с низким уровнем немедленного воздействия на нее Индустрией 4.0. Однако технология блокчейн стоит высоко в списке предлагаемых путей решения вопросов и проблем, связанных с злоупотреблениями в сфере труда и другими неустойчивыми методами организации труда в цепочках поставок горнодобывающих компаний.  

Похожее изображение

Что такое “блокчейн”?

В основе своей блокчейн является стратегией защиты информации. Он обеспечивает более глубокий уровень безопасности, чем защита базы данных, хранимой на компьютерном сервере.

Блокчейн шифрует специальные записи или «блоки» данных, выстроенные в систему, называемую связанными списками, которая образует «цепочку» (blockchain c английского цепочка блоков). Каждый пункт в каждом списке имеет идентификационные данные и связь с предыдущим и последующим пунктом. Каждый новый блок данных должен подтвердить свою аутентичность в определенные моменты, предоставив некое доказательство своей подлинности, например, выполнив математическое действие, чтобы быть добавленным в цепочку. Это доказательство должно быть трудным для подделки, но легким для удостоверения подлинности, чтобы отпугнуть «спамеров» и «хакеров».

Этот процесс создает цепочку данных, в которой можно быть в разумной степени уверенным в том, что каждый пункт добавляется в хронологическом порядке и не подвергался манипуляциям. Все это довольно хорошо работает, например, с биткойнами. Именно это свойство и позволяет технологии блокчейн выглядеть привлекательной для задачи удостоверения подлинности информации в цепочке поставок при производстве кобальта.

Пример добычи кобальта в ДРК

Отслеживаемые и удостоверяемые цифровые записи пути кобальта от места его происхождения в рудниках Демократической Республики Конго (ДРК) до его установки в аккумуляторе автомобиля марки «Тесла», как утверждают сторонники этого подхода, позволят любому человеку узнать, когда именно и на каком руднике – а потенциально даже и кем именно из горняков был добыт данный кобальт, находящийся в данном автомобильном аккумуляторе. Это могло бы дать уверенность в том, что экологические и социальные злоупотребления, например, использование детского труда или нарушение профсоюзных прав, не имели места в производстве данного кобальта, или, если они имели место, их можно было бы отследить и провести по ним работу с целью исправления ситуации или наказания виновных. Доступность исправления имеет фундаментальное значение и является «лакмусовой бумажкой» полезности технологии блокчейн в выстраивании мостика через пропасть между злоупотреблением и его устранением и исправлением ситуации.

Технологические ограничения

Даже хотя мы используем такие термины как «блокчейн», в реальности никакого абстрактного объекта, именуемого «блокчейном», не существует. Это всего лишь сеть физических компьютеров, принадлежащих самым разным людям, которые используют согласованный протокол удостоверения подлинности информации. Где располагаются эти физические компьютеры, каковы их характеристики? Уязвимы ли они для отказа или взлома?

Применение блокчейна для цепочки поставок кобальта затрагивает проблему возможностей. Можно предположить, что большинство мелкомасштабных производителей, особенно так называемые кустарные горняки, не будут иметь необходимых ресурсов или возможностей, чтобы участвовать в этой цепочке в виде одного из ее звеньев. Кустарная добыча полезных ископаемых, даже хотя в ДРК она легализована и образует существенную часть горнодобывающего ландшафта страны, представляет собой огромную трудность для цепочки поставок кобальта. Добытчики вынуждены продавать добытый ими кобальт через более крупных операторов, создавая новые возможности для коррупции и ввода сомнительных данных. Технология не обеспечивает доверия в человеческом смысле этого слова.

Внутри Интернета существуют геополитические границы, поэтому блокчейны с открытым доступом может быть трудно реализовать в некоторых регионах, каким, возможно, окажется и ДРК. Более того, есть развивающиеся страны, которым богатые страны или транснациональные корпорации постараются продать конкретные формы реализации инфраструктуры данных. Это может запереть развивающуюся страну в рамках одного стандарта, который окажется несовместим с другими. Внутренний обмен данными и стандартизация между потенциально тысячами действующих лиц в разных регионах, входящих в цепочку создания добавленной стоимости, может стать проблемой.

Одним из слов, которые часто используются для описания блокчейна, является «неизменяемость», и именно эта характеристика делает данную технологию подходящей для криптовалют.

Однако она остается уязвимой для мошеннических или неверно определенных данных, особенно в начале цепочки.

Учитывая объем усилий и средств, прилагаемых некоторыми работодателями во избежание или для фальсификации социального аудита, и те ресурсы, которыми располагают некоторые действующие лица в корпорациях и в правительствах для подрыва любой системы, ограничивающей их поведение, было бы наивно полагать, что такие попытки никогда не будут предприняты. Недавние сообщения, касающиеся одного из крупных игроков в алмазной промышленности, указывают на это как на вполне реальную возможность.

Со стороны крупного международного алмазного трейдера, Rapaport Group, прозвучали серьезные обвинения в адрес компании De Beers, которая, якобы, скрывает источники происхождения алмазов, которые она реализует в своей широкой сети сайтхолдеров. Весьма примечательно, что эти обвинения прозвучали на фоне эпохального со стороны De Beers о применении ею технологии блокчейн для отслеживания происхождения ее алмазов и доказательства соблюдения компанией этических норм при осуществлении закупок.

Все это сводится к обеспечению целостности не только самой технологии, но и тех данных, которые служат для нее исходным материалом. Нынешние игроки в индустрии добычи кобальта в ДРК уверенности не внушают, по крайней мере пока, в том, что такая целостность будет обеспечена. С появлением стандартов устойчивости для цепочек поставок сможет ли технология блокчейн стать мостом между злоупотреблением и его устранением?

Такая возможность останется просто желанной до тех пор, пока эта технология не будет в полной мере адаптирована к нематематическим характеристикам социального аспекта концепции устойчивого развития – и пока качество вводимых данных не сможет быть гарантировано. Блокчейн- технология не нарушает принципа: «мусор загрузил, мусор и получишь».

Потенциальные подводные камни и непредвиденные последствия

Возможность отслеживать и удостоверять подлинность вызывает опасения по поводу защищенности личной информации. Понятно, что конфиденциальность не входит в список целей, которые преследует применение этой технологии к цепочке создания прибавочной стоимости, такой как кобальт. Однако могли бы возникнуть проблемы, если кто-то, чья личность установлена в цепочке, решил бы воспользоваться законом ЕС о «праве на забвение», например. Устранение одной единицы данных потенциально могло бы повредить всю цепочку. Как быть с подобными ситуациями?

Какой блокчейн подразумевается в выдвинутом предложении: блокчейн с открытым доступом или частный, с закрытым доступом? В первом случае, кто будет определять правила и нормы, которые им управляют, и можно ли обеспечить их соблюдение в сети, состоящей из независимо контролируемых узлов? Во втором, кому он будет принадлежать? На данный момент существуют разные собственные системы. Кому будут принадлежать данные блокчейна?

Предположим, что выявлен некий лот кобальта, произведенный с использованием детского труда или с нарушениями прав трудящихся, что тогда? Поможет ли блокчейн правоохранительным органам? Будет ли сам этот кобальт навечно запятнанным, или его все равно пустят в дело? Сложность заключается в том, что этот металл может быть расплавлен и добавлен к любому другому, после чего отследить его ни физически, ни химически будет невозможно – что еще раз подчеркивает значение цепочки ответственности за сохранность данных при их поэтапной передаче при подготовке отчетов об устойчивости развития производства.

Предложение использовать блокчейн-технологию для отслеживания проблематичного сырья, подобного кобальту, подчеркивает трудность, связанную с тем фактом, что эксперты по блокчейнам являются специалистами по работе с данными, учеными-компьютерщиками и криптографами.

Криптовалюты можно рассматривать как продукт чистой математики. А вот экологические и особенно социальные аспекты не укладываются в ровные и аккуратные столбики цифр. Социологи, юристы по правам человека и экологи обычно не являются специалистами по технологии блокчейн. Этот пробел нужно будет ликвидировать.

Насколько блокчейн-решение заслуживает доверия

В прошлом попытки решить сложные социальные проблемы с помощью технологической палочки-выручалочки часто заканчивались неудачей. Одним из таких примеров является тестирование на наркотики и алкоголь для решения социальной проблемы зависимости от одурманивающих средств.

Информационные технологии, которые, казалось бы, должны демократизировать сбор и распространение новостной информации, вместо этого привели к изоляции, отчуждению и раздробленности в обществе. Блокчейн – это технология. Проблемы же кобальтовой цепочки поставок являются социальными, культурными, экологическими, политическими и экономическими, и мы всегда должны быть настороже по поводу непреднамеренных и непредвиденных последствий, например, резкого скачка энергопотребления для поддержки блокчейна, смешения понятий сертификации и правды или коррупции. Если после запуска блокчейна появляются свидетельства нарушений прав человека, не станет ли неизменяемость технологии скорее недостатком, чем преимуществом?

Большая доля современных знаний о блокчейнах возникает из криптовалют.

По контрасту с ними, общеизвестно, что размер социальной составляющей устойчивости развития трудно оценить.

Обычно эти данные являются скорее качественными, а не количественными, и в определенной степени субъективными, а не полностью объективными. Это не делает социальные показатели менее значимыми, чем экономические или экологические, которые легче измерить и отследить. Однако попытка применить блокчейны для решения этой задачи является попыткой применить решение, хорошо показавшее себя для легко обсчитываемых единиц – единиц валюты – к социальной проблеме. Здесь возникают, по меньшей мере, два опасения. Одним из них является допущение, что нечто, имеющее социальную ценность, может быть выражено в денежной стоимости, с которой все готовы согласиться. Это случается очень редко, если вообще случается. Более того, даже если мы притворимся, что мы просто присваиваем цифровое значение, не предполагающее никакой финансовой стоимости, оно становится твердым показателем, создающим ложное впечатление некоторой степени научной определенности.

Подлинную добросовестность на всем протяжении цепочки создания прибавочной стоимости определенного товара сырьевой группы, например, кадмия, может установить только проверка, аудит. Существует целая индустрия людей и организаций, специализирующихся на социальном и экологическом аудите, некоторые из них связанны с фирмами, осуществляющими традиционный финансовый аудит, многие являются независимыми от них. Блокчейн этого не изменит. Именно итоги таких проверок и станут частью цифровой подписи для конкретного лота кадмия, электронным ярлыком такого лота. К сожалению, удостоверить подлинность такого ярлыка будет легче, чем подлинность фактических условий, при которых было произведено данное сырье.

Альтернативные решения

В случае с кобальтом, управление данными по цепочке создания прибавочной стоимости можно было бы осуществлять и в базе данных или в распределенном реестре, без блокчейна. Главный вопрос, который следует задать, состоит в том, какую ценность добавляет блокчейн, которой нет у этих иных подходов?

Являются ли блокчейны наилучшим решением для задачи удостоверить поведение участников цепочки создания прибавочной стоимости кобальта?

Хотя использование протоколов, таких как блокчейн, для удостоверения или сертификации цепочки создания прибавочной стоимости кобальта, выглядит обещающе, мы должны проявить осторожность. Эта технология может и не добавить очень больших преимуществ, в сравнении с другими, менее сложными технологиями. И наконец, мы не должны путать возможность отслеживания или сертификации с добросовестностью – аспектом концепции устойчивого развития, который всегда будет оставаться сложным и трудным для выражения в цифрах.


КАК ВСТУПИТЬ В ПРОФСОЮЗ РЭП

Независимый профсоюз РЭП в соцсетях. Подписывайтесь, читайте, обсуждайте! - Фейсбук; - Одноклассники; - Вконтакте; - Телеграм.

Прочитано 83 раз