Стоит почитать / 14.11.17

"Выхожу с работы с ощущением, что побывала под Аустерлицем". Кузнец рассказывает про профессию

От беседок и скульптур до столовых гарнитуров и светильников — уже более 10 лет Оксана Кирилюк создает изделия из металла. Ко Дню кузнеца, который традиционно отмечается 14 ноября, TUT.BY съездил в Молодечно, чтобы поговорить про редкую профессию с единственной в стране женщиной-кузнецом.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Оксана родилась и выросла в Молодечно. Она не собиралась заниматься кузнечным ремеслом. В старших классах школы выбирала между Калининградским мореходным училищем, лингвистическим университетом и Академией искусств — изучала рисунок и композицию для поступления. Родители убедили дочь выбрать более высокооплачиваемую профессию — женщина пошла на факультет международных экономических связей в Академию управления.

— В 1990-е годы профессия экономиста-международника считалась очень востребованной, но когда я с новыми знаниями пришла на завод, оказалось, что они не нужны. Я работала на трех предприятиях и поняла, что все — баста. Реалии экономики изменились, а система производства все еще была рассчитана на СССР, которого больше нет. Но принцип мышления руководства оставался прежним. И менять никто ничего не собирался.

Перед Оксаной встал вопрос о том, куда идти.

— Честно говоря, для меня занятие экономикой было мертвым и неинтересным делом. Приходить на работу, от которой не рождается никакого тёплого чувства… Зачем?! Я все-таки, в первую очередь, человек, и если я хорошо освоила профессию экономиста, это вовсе не означает, что другого пути нет. Хотелось заниматься таким делом, чтобы просыпаться с радостью от того, что сегодня ты снова пойдешь на работу.

Страха уходить с работы не было. Оксана решила заниматься своим делом и открыла школу бального танца в Молодечно.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Страшно — это работать на нелюбимой работе и спрашивать себя «что я тут делаю?!». А когда тебе интересно, то и страха оставлять нагретое и обжитое место нет. Я всегда хотела заниматься бальными танцами, а в городе танцевальных студий не было. Подумала, что хорошо бы и самой научиться танцевать, и других привлечь.

Оксана обратилась в Федерацию бального танца в Минске, поделилась своей идеей. Преподавать в школе согласились Наталья и Борис Поповы, одна из лучших пар СССР.

— Дело пошло хорошо, на занятия приходило много людей. Я начала открывать новые филиалы и отделения в Молодечно и по району. Расширился штат преподавателей. Добавились эстрадные танцы. Через три года я и сама начала преподавать латиноамериканскую и европейскую программу. Потом работа в школе себя исчерпала. Не с точки зрения финансов, наоборот, спрос был большой, но в личном плане развиваться дальше было некуда. В танце есть четкие правила, это не творческий процесс, а состязательный.

После 8 лет работы со студией танца Оксана передала ее городскому Дворцу культуры, где она функционирует и по сей день.

— В голове были четкие критерии и требования к работе: дело должно быть творческим и чтобы можно было общаться с живой природой в разных ее проявлениях. Я очень люблю природу, и не на словах. Хотелось работать с растениями, еще в детстве, задолго до школы я изучала ботанику. Меня окружали растения, мне хотелось знать про них всё. В три года родители научили меня читать и лучшими сказками для меня были книги по естествознанию. Так я выбрала ландшафтный дизайн.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Перечитав всю доступную литературу по теме, Оксана поступила на дистанционные двухлетние курсы в Киеве, которые создавались совместно с английскими специалистами.

— Я выбрала именно этот курс, потому что англичане умеют создавать очень тонкие образы и атмосферу в своих садах. Проучившись год, поняла, что ничего нового я не смогу там получить, потому что навык рисования у меня уже был и ботанику я знала неплохо. На курсах давали предметную базу, а я хотела научиться создавать образы, чтобы разные люди, попадая в сад, испытывали одни и те же чувства. Хотелось создавать жизнь, параллельную нашей. Жизнь, в которую можно заглянуть, и в которой можно поучаствовать. Нужно самому дойти до ощущения, как это работает. Как только я это поняла, все стало получаться.

Женщина проработала ландшафтным дизайнером два года.

— Если за границей люди, обращаясь к профессионалу, его слушают, то у нас говорят «хотим посадить розарий вот сюда». Ты объясняешь, что на этом участке розы расти не смогут, что им будет плохо, но тебя не слышат. Ну не могу я сажать растения туда, где они погибнут, — делится Оксана. — Да и с оставленными чертежами посадок наши люди тоже обращаются очень вольно, заменяя растения как им вздумается, зачастую, исходя из финансовых соображений. А поскольку занималась я ландшафтным дизайном не ради денег, а в первую очередь ради внутреннего удовлетворения, это создавало чувство постоянной незаконченности. Сейчас я делаю проекты для знакомых на условиях жесткого соответствия предоставленным планам и чертежам. Вплоть до обязательного согласования новых растений и незапланированных элементов декора в саду.

Полученный опыт с успехом воплотился в авторский курс по ландшафтному дизайну, который Оксана преподаёт уже не один год. Но поиски себя в профессии пришлось продолжить.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Параллельно всему этому Оксана получила морские права, продолжала изучать иностранные языки, училась управлять самолетом и осуществила мечту детства — занялась верховой ездой.

— Занятия верховой ездой для меня — это позорная страница жизни. Животное — не игрушка. Вы не представляете, что происходит со спиной, ртом, с опорно-двигательным аппаратом лошади, когда на ней ездят верхом! Что делает уздечка с лошадью и железо во рту, как калечит седло и подковы и как с ними обращаются во время тренировок, — делится героиня.

 — Самое страшное, что в школах и прокатах не рассказывают правду об истинных ощущениях животного. На пачках сигарет у нас честно пишут, что курение вредит вашему здоровью и размещают фотографии последствий курения. А в школах нет предупреждений, что лошади очень больно и нет фотографий вскрытий, где глядя на внутренние повреждения, травмы и деформации, вызванные верховой ездой, думаешь, как она могла это всё терпеть?! Хотя вся эта информация доступна в любых профессиональных иппологических источниках. Большинство людей, узнав об этом, на лошадь просто не сядут.

После двух лет занятий больше верховой ездой женщина не занималась, но любовь к лошадям не исчезла.

— Узнав, что в одной из спортшкол лошадей сдают на мясо, я выкупила лошадь. Она была совсем юная, 3 года, и на 8-м месяце беременности. Что делать потом с жеребёнком, я слабо представляла, но и пройти мимо не могла. Ни о каком коммерческом использовании речь уже не шла. Я делала это не для выгоды. Возможно, поэтому родственники были против строительства конюшни на участке. Из-за этого началась череда моих переездов, во время которых мне пришлось получить многочисленные строительные навыки: плотницкие, кровельные, бетонные работы.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

За 17 лет Оксана перевозила лошадей 12 раз.

— Когда находишь подходящую постройку, чтобы у лошадей был большой огороженный выгул, как правило, сначала нужно сделать капитальный ремонт. Я обустраивала помещения, но потом по разным причинам договор аренды не продлевали. Часто свежие отремонтированные помещения становились необходимы самим арендодателям. Приходилось переезжать, а при переездах постоянно нужна сварка и с ней возникает много проблем.

Женщина решила пойти на курсы переподготовки. Там, на практике в депо, она случайно попала в кузницу.

— Ни одной фальшивой ноты — сразу поняла, что это мое. Я не знаю, почему так вышло, но как только я вдохнула запах мастерской, внутри что-то всколыхнулось. Во всем, чем я занималась до этого, чуть-чуть чего-то не хватало. А в кузнице все совпало, как будто всегда было моим: и желание быть со стихиями, и возможность работать с железом, и передавать через него свои ощущения, реализовывать себя как художника. Это не объяснить словами… Просто колоссальное удовольствие.

Оксане было почти 30 лет, когда она нашла дело своей жизни.

— Люди боятся менять профессии из-за страха и лени — это два главных врага человека на пути к счастью и радости жизни, а всего-то — протяни руку. Эдисон когда-то очень метко сказал: «Люди часто упускают возможность, потому что она одета в комбинезон и с виду похожа на работу». К сожалению, инертность сегодня — приоритет человеческой активности.

Женщина начала приходить в кузницу и ездить на мастер-классы.

— Мне давали в руки молоток и какую-то железку — ну, постучи. Это была промышленная кузница, художественной ковкой в ней не занимались. Сначала я просто наблюдала за работой, потом искала информацию, много читала. Понимала, что мастерству кузнеца просто так не научишься, нужно все осваивать на практике. Тут мне пригодилось образование сварщика, я довольно быстро начала чувствовать, как работать с металлом, куда нужно ударить, чтобы линия пошла так, как мне нужно. Пришло чувство железа.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Через год женщина нашла работу в Минске, которую вспоминает с большим удовольствием:

— У нас была потрясающая кузница. Она не спугнула жившее во мне особое ощущение этой работы. Внутреннее представление нашло внешнее воплощение. Мастерская была не какая-то там промышленная и грязная с тряпками, окурками и бардаком. Это был в прямом смысле эстетический объект: от местоположения до оформления. Все было стильно: красочка подобрана, штукатурка, камин — создавалось ощущение, что ты попал на кузницу подводного царя и где-то там в полумраке на границе видимого можно даже различить якоря и стаи рыб. Атмосфера кузницы совпадала с моим мироощущением и дала мне большой импульс для развития.

Кузница со временем закрылась, и Оксана захотела создать свою мастерскую.

— Я начала искать помещение, сейчас работаю в третьей мастерской, но это уже мое пространство. Думаю, лучше не придумать. У меня прозрачные стены, и здесь очень светло. Лошади постоянно топчутся рядом, тут камни, там цветы — здорово. Хочется работать, хочется сюда приходить и создавать новое.

Оксана говорит, что такая физическая сила, какую раньше нужно было прилагать, чтобы ковать, не нужна. Например, сейчас Оксана ждет установки пневматического молота, который сделает работу еще легче.

— Самый тяжелый предмет, который мне приходится поднимать, — это не кувалда, а баллон с кислородом — 90 килограммов, и этот вес поднять тяжело всем — и мужчинам, и женщинам. Но есть такая наука — физика, которая объясняет, как можно облегчить транспортировку тяжелых вещей. Помощь мне нужна только на этапе монтажа изделия, тогда я вызываю бригаду. В самой кузнице, бывает, привлекаю маму, когда придуманных приспособлений уже не хватает и нужна вторая пара рук или глаз. Это актуально при изготовлении предметов мебели.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Оксана говорит: условия работы очень вредные.

— Ты постоянно работаешь с огнем, а это очень сильно сушит кожу. Если я режу металл, вся пыль и смолы летят в легкие. Не надел маску — конец. Первые годы работы я про это не знала, поэтому у меня были проблемы с легкими. Нужно носить наушники, а я почти 10 лет работала без них. Информацию о том, что их необходимо надевать, нашла уже только когда стал садиться слух: на кузнице постоянный рёв болгарки, звон железа на наковальне, громкое пыхтение и грохот работающего пневматического молота. Часто выхожу с работы с ощущением, что побывала в бое под Аустерлицем: вокруг шум машин, гудение заводов — а кажется, что попал в тишину.

Кроме того, Оксана рассказывает, что работа молотком дает большую нагрузку на локти и плечи.

— Они часто побаливают. В принципе, кузнец из-за вредности профессии может пойти на пенсию после 11 лет работы на предприятии, но так как я работаю для себя, то не брошу свое дело, пока есть силы. Это осознанный выбор, и я бы этим занималась, даже если бы было еще тяжелей. Ведь с каждым годом работа становится все интереснее и интереснее.

Кузнец изготавливает любые изделия, но если какое-то становится поточным, то не берется за заказ:

— Я выкладываю фотографии своих работ в интернете, но мне не нравится делать однотипные изделия. Для меня это противоестественно — как родить дважды одного и того же ребёнка. Изготовить могу все что угодно: любая картинка из интернета или из ваших фантазий. Но лично у меня в мечтах создать парк кованой скульптуры по мотивам мифологии и философских учений различных народов. Открытие иных, более глубоких смыслов в понятных вещах. Как маленькие подсказки о других уровнях бытия. Бумажно-эскизный вариант уже есть.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Основной миф о профессии, — говорит Оксана, — это то, что быть кузнецом — романтично. Мне часто пишут сообщения в социальных сетях и просятся в ученики. Очень много женщин хотят учиться, но я им объясняю: по телевизору вы видели не работу кузнеца, вам показали созданный образ. И если вы видели, что кузнец работает не напрягаясь, то он работает уже 20-й год, поэтому кажется, что легко.

Чтобы стать кузнецом, нужно потратить много времени на образование в разных сферах:

— Ты должен выучиться на электрогазосварщика, чтобы был допуск к оборудованию, на кузнеца на молотах и прессах, на кузнеца ручной ковки. У меня по всем этим специальностям разряды. Нужно будет еще ходить на рисование, если вы не умеете. Само понятие художественной ковки напрямую связано с хотя бы минимальным художественным образованием. Без этого вы будете обречены повторять чужие поделки или, что еще хуже, чужие стилистические ошибки.

Сравнивая работу на себя в 1990-х и сейчас, Оксана говорит, что для нее поменялось мало — главное, по ее мнению, грамотно просчитать, кому ты будешь предоставлять свои услуги и на всех уровнях изучить вопрос.

— Уже несколько лет я наблюдаю, что женщины боятся работать на себя. Поэтому я решила зарегистрировать женскую организацию, чтобы учить женщин и юридически, и практически заниматься предпринимательством. Потому что любое дело, которое нравится, можно поставить на коммерческую основу. Кто-то делает изделия из войлока — это можно раскрутить, кто-то делает открытки — тоже можно успешно реализовывать при грамотном подходе. Я открывала свое дело, каждый раз новое и с нуля, поэтому знаю все этапы — они в общих чертах идентичны в любой сфере. Все мои предприятия в той или иной форме до сих пор существуют. А это говорит о правильности подхода.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Оксана очень долго искала свое призвание, сменив много профессий.

— Я думаю, если женщина себя профессионально реализовывает, она по-другому смотрит на мир. Она обретает не только экономическую свободу, но и счастье быть собой. Кроме того, экономическая зависимость — это очень серьезный фактор для процветания насилия в семье. Часто приходится наблюдать со стороны грустные истории, когда человеку давно пора сделать правильный выбор, но встает вопрос «а как я дальше?» Так открой свое дело.

— Если человек хочет прожить интересную и глубокую жизнь, а не просто ходить на работу от звонка до звонка, очень важно понять, что же нравится ему, а что навязано извне. При выборе профессии я всегда задавала себе вопрос: занимался бы ты этим делом, если бы за него не платили денег, и второй — занимался ли бы ты этим, если бы жил на необитаемом острове. И если хотя бы один ответ будет «да», то к этому стоит прислушаться. Не хочу, чтобы создалось ошибочное впечатление, будто я всю жизнь занимаюсь, чем хочу, и живу ради удовольствия. Нет, я именно хочу то, что делаю, а это и позволяет жить с удовольствием.

Прочитано 243 раз