"Во время допроса мне угрожали". В суде продолжается допрос свидетелей по делу профсоюза РЭП
Стоит почитать / 31.07.18

"Во время допроса мне угрожали". В суде продолжается допрос свидетелей по делу профсоюза РЭП

Елена Толкачева / Фото: Дарья Бурякина / TUT.BY

В Доме правосудия продолжилось слушание по делу руководителей профсоюза РЭП, которых обвиняют в неуплате налогов в особо крупном размере (ч. 2 ст. 243 УК) в сумме 22 тысячи рублей с учетом деноминации. За это им грозит ограничение свободы на срок до пяти лет или лишение свободы на срок от трех до семи лет.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Игорь Комлик и Геннадий Федынич

31 июля, до начала процесса, все поздравляли Геннадия Федынича с днем рождения.

— Дайте я вас сфотографирую в такой необычный день рождения, — сказала одна из знакомых Федынича.

— Уважаемые коллеги, сегодня день рождения у Геннадия Федынича, ему исполняется 61 год. Давайте поздравим! — предложил один из присутствующих. В зале раздались аплодисменты, члены профсоюза вручили имениннику цветы.

Заседание началось с допроса свидетеля Николая Герасименко, который в профсоюз вступил в 1971 году, когда поступил в радиотехнический институт. Работать в профсоюз пришел в 2012 году и проработал там до 2016 года в качестве специалиста по информационной работе. В суде Герасименко заявил, что уже отказался от показаний, данных в Следственном комитете в августе прошлого года.

— Я официально написал заявление об отказе от показаний, данных мной в СК. Потому что на допросе в СК мне дали лишь один документ, где я был подписан как подозреваемый, что меня ошарашило. Во время допроса мне угрожали, говорили, что конвой рядом, что пойду в тюрьму. Для меня это было как обухом по голове. Вопросы задавались в ультимативной форме, на которые можно было ответить только да или нет: знаю ли я людей из профсоюза, ездил ли за границу — конечно, да. Мы ездили в Вильнюс, где участвовали в конференциях, обучались, — рассказал Герасименко.

По поводу счетов за границей, дополнительных выплат другим сотрудникам РЭП свидетель заявил, что ничего не знает. На семинары в Литву Герасименко ездил с Комликом, Федыничем или другими работниками профсоюза. Деньги ему руководители РЭП не передавали, не просили перевезти, о том, перевозили ли другие работники или руководители деньги, свидетель ничего не знает. Юхновец, по его словам, ему тоже ни о каких перевозимых деньгах не говорила.

— Никаких денег никуда я не возил. Один раз мне дали конверт, но это было не вознаграждение, никаких тысяч, как вчера написали все сайты, это была компенсация за расходы на проезд на семинар, только и всего, — сказал Герасименко.

В протоколе допроса свидетеля в ДФР, который зачитала судья Марина Федорова, сказано, что Герасименко, помимо зарплаты, получал от руководства профсоюза деньги в конвертах — около 600 рублей каждый месяц на выпуск пресс-материалов. Когда посещал Литву с Федыничем и Комликом, те просили свидетеля перевезти в Минск денежные средства в конвертах. Перевозил деньги восемь раз, сколько денег в конверте, не знал. Вместе с Герасименко, по данным протокола его допроса, из Вильнюса в Минск деньги перевозили и другие сотрудники профсоюза: Есипович, Юхновец, Пичушкина. В протоколе допроса из ДФР также свидетель указал информацию об открытых банковских счетах в Литве.

Во втором протоколе допроса Герасименко говорится, что он выезжал в Литву на семинары в составе делегации профсоюза, куда входили также Федынич и Комлик.

«По поводу перевозки денег в конверте сказать что-либо затрудняюсь», — сказано в протоколе допроса.

— Данные протоколы я подписывал, толком не читая. То, что я восемь раз провозил, были конверты, — я этого не говорил, просил следователя в СК эти вопросы уточнить. Поэтому то, что было заявлено мною на допросах, и то, что говорю сейчас, и не совпадает. Также никаких денег, никаких 600 рублей на какие-то наши листовки я не получал. К сожалению, протокол написан не с моих слов. Мои права и обязанности на допросе не зачитывали. Сказали: подпишешь и тогда покинешь это помещение, я подписал что-то без очков, а я плохо вижу. К тому же в документах видел, что я записан как подозреваемый, — заявил в суде Герасименко.

— Еще раз, вы подтверждаете, что с 20 октября 2011 года, возвращаясь в Беларусь из Литовской Республики, перевозили деньги в конвертах, а потом получали за это вознаграждение 300 евро? — уточнил гособвинитель Вадим Казей.

— Нет, отказываюсь.

— А по поводу открытых банковских счетов в Литве данные подтверждаете?

— Эти данные у следователя сразу были в компьютере, откуда они взялись, я не знаю, — заявил Герасименко.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Николай Похабов вступил в профсоюз в 2004 году, работал в нем с 2007 по 2015 год, занимал должность руководителя регионального отделения профсоюза по Минской области, а затем стал заместителем Федынича. Похабов рассказал, что в рамках деятельности профсоюза выезжал в Россию, Украину, Литву на семинары. Поездки оплачивались профсоюзом, ездил Похабов с руководителями и членами профсоюза.

На вопрос прокурора, передавали ли руководители РЭП Похабову деньги для перевозки в Минск, свидетель ответил, что такого никогда не было и никогда ни от кого из коллег об этом не слышал.

— У меня были чисто деловые отношения с руководством, я был пришлый, не свой, так что никаких личных отношений у нас не было. Так чего мне предлагать деньги, — посмеялся Похабов.

Судья также зачитала показания свидетеля, в которых говорилось, что Похабов слышал от супруги Запревариной — также члена профсоюза — что она «якобы однажды по просьбе Комлика и Федынича провозила в Беларусь какие-то деньги».

— Не поддерживаю эти показания, потому что точно я не знаю, было это или нет, — заявил в суде свидетель. — До момента моего допроса в СК я прочел в интернете про какое-то задержание оппозиционера на границе за деньги, которые он перевозил. Именно этот случай мы и обсуждали с супругой.

Допросили в суде и специалиста Департамента по гуманитарной деятельности Управления делами президента Ольгу Исакову. Она рассказала, что профсоюз РЭП не регистрировал помощь из-за рубежа.

— Данное юрлицо с заявлением о регистрации безвозмездной иностранной помощи не обращалось, — заявила в суде специалист Исакова и пояснила, что если речь идет о помощи в виде денежных средств, то они должны быть положены на благотворительный счет в течение пяти дней, а уже потом оттуда сняты.

— Налоги с данного вида помощи, насколько я помню, могут быть отменены, если физлицо обращается со справкой об инвалидности.

— В случае получения безмозмездных средств и не регистрации их предусмотрено какое-то наказание? — уточнил прокурор.

— Предусмотрены штрафные санкции. В том случае, если средства не зачислены вовремя на благотворительный счет или не зарегистрированы, то полагается штраф от 20 до 300 базовых величин либо с конфискацией этих средств либо без, — ответила Исакова.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Как ранее сообщалось, 30 июля суд выслушал свидетелей. В процессе допроса в суде бывший секретарь профсоюза Юлия Юхновец призналась, что с 2015 года сотрудничала с КГБ в качестве агента.

Девушка также рассказала, что во время работы в профсоюзе (с 2014 по 2016 год) несколько раз выезжала в Вильнюс с Федыничем и Комликом и привозила оттуда определенные суммы, которые руководители профсоюза получали в литовском банке и просили Юхновец перевезти в Минск.

— Ориентировочная сумма — 5 тысяч евро, сумму мне называл либо Комлик, либо Федынич, — заявила свидетель. — Сама пересчитывала сумму лишь один раз, не помню когда. Номинал купюр тогда вроде был 500 евро. Деньги не были упакованы, были лишь перевязаны резинкой. Когда перевозила через границу, хранила деньги в своей сумке.

Девушка также назвала фамилии других свидетелей, которые по ее словам также перевозили деньги из Вильнюса в Минск. Эти свидетели позже, выступая в суде, отказались от своих показаний, данных на допросе, и заявили, что на них следствием оказывалось давление.

Свидетель Снежана Гринцевич заявила, что сотрудники ДФР, которые ее допрашивали, угрожали ей тюрьмой, «сказали, что меня ждет конвой, а сын меня дома не дождется».

«В ДФР мне подсказывали, что писать. Это были сотрудники ДФР. Что-то я отрицала, что-то подтверждала — участие в семинарах, круглых столах. Мне диктовали, что писать. Я не помню, как я писала показания, мое состояние было ужасным», — заявила свидетель Гринцевич.

За что судят руководителей профсоюза РЭП?

Напомним, согласно данным следствия, председатель Белорусского профсоюза работников радиоэлектронной промышленности Геннадий Федынич и главный бухгалтер профсоюза Игорь Комлик незаконно открыли счет в банке Литвы, куда в 2011 году от нерезидентов Беларуси поступили денежные средства в иностранной валюте — 140 тысяч евро и 18 тысяч долларов. В последующем эти деньги в долларах и евро снимались со счета Комликом и доставлялись членами профсоюза на территорию Беларуси, где возвращались Комлику и Федыничу. В результате чего Федынич и Комлик не заплатили с налогов на сумму 22 тысячи рублей с учетом деноминации.
Читать полностью:  https://news.tut.by/economics/602732.html

Прочитано 208 раз