Стоит почитать / 08.01.19

«18 членов комиссии сидят по периметру кабинета, а посередине стул для «тунеядца»

О своих впечатлениях от контактов с чиновниками и соответствующими комиссиями, а также о том, как пытались оправдаться, в интервью «Радыё Свабода» рассказали белоруски, живущие в Чехии. Предлагаем вашему вниманию выдержки из их рассказов, которые очень красноречиво свидетельствуют о том, как действует власть при исполнении декрета о «тунеядстве».


Кіраўніца адміністрацыі Лукашэнкі Натальля Качанава вядзе прыём па пытаньнях «дармаедаў» у Жодзінскім райвыканкаме. 2016 год. Ілюстрацыйнае фота.

«Комиссия отказалась отвечать на вопросы, сославшись, что перед дверью кабинета ждет очередь людей»

— Я ставила себе цель сделать так, чтобы меня вычеркнули из этой базы данных, несмотря на то, что не являюсь собственницей недвижимости в Беларуси. Я не хотела, чтобы мое имя фигурировало в этой базе данных. Вообще о том, что я в ней есть, узнала через сайт, через саму систему, получив идентификатор в «одном окне».

Когда уже пошла с документами в исполком, удалось попасть непосредственно на заседание комиссии. Первое, что меня поразило, это количество членов комиссии — их было 18. Кресла членов комиссии были расставлены по периметру кабинета, и посередине стоял стул для «тунеядца».

Я сначала попыталась задать комиссии вопросы общего плана относительно документов, но комиссия отказалась отвечать, сославшись на то, что перед дверью кабинета ждет очередь людей.

Я им показывала переводческую лицензию на то, что я являюсь судебной переводчицей в Чехии. Далее, когда я задала вопрос, вычеркнут ли меня из этой базы данных после того, как я показала им эти документы, мне было сказано, что из бумажных списков собственников недвижимости, кому будут начислять повышенные коммунальные, меня вычеркнут, но в базе данных я останусь. Поэтому я планирую где-то через 30 дней подавать запрос с вопросом, на каком основании меня оставили в электронной базе данных. Члены комиссии мне на это сказали, чтобы я не переживала, но для меня такой подход и такой ответ не являются удовлетворительными.

«Чиновницу возмутило, что я называю декрет №3 декретом о тунеядцев»

— Меня направили в кабинет 419 в администрации моего района, где работают два раза в неделю, и там уже пришлось спросить, тунеядец я или нет, на что мне ответили: «тунеядцев нет, их не существует». Там сидела женщина, которая по совместительству еще занимается экономикой нашего района, о чем свидетельствовала табличка на ее дверях. Ее возмутило, что я называю декрет №3 декретом о тунеядцах. И она посмотрела на мой паспорт, проверила, я в списке.

О том, исключат ли меня из списка тунеядцев, они не ответили. Я просто подала перевод подтверждения, что я учусь в университете, а также заявление, чтобы меня исключили из этого списка. Поговорили и разошлись.

«Когда я спросила, зачем меня включили в эту базу, если я не являюсь собственником жилья, ответа не дали»

— На конкретный вопрос, как мне нужно доказать, какие документы нужно принести, они не ответили. Сказали только, что я должна представить контракт. Я не хочу показывать свой контракт, не хочу делать перевод контракта, я считаю это достаточно абсурдным. Контракт я заключила несколько лет назад, и на данный момент он абсолютно не показывает, работаю ли я в этой компании сейчас или нет. В итоге мы договорились, что я переведу только справку о работе, но конкретных требований к переводу этой справки мне не назвали. Сказали, главное, чтобы была какая-нибудь печать.

Это нужно делать все лично, с паспортом, и я не думаю, что у людей, живущих за рубежом, есть такая возможность — приехать и неделю или две провести в Минске, выясняя, есть ли они в базе данных, и что нужно сделать, чтобы их оттуда исключили.

Когда я спросила, зачем меня включили в эту базу, если я не являюсь собственником жилья в Беларуси, ответа мне не дали. Выдавать декрет, согласно которому в базу заносят людей, которые под него не подпадают, я считаю абсурдным.

«Члены комиссии, которую посетила я, сказали, что они не уполномочены объяснять декрет»

— От некоторых требуют расшифровки всех печатей, которые есть на документе. В моем случае, когда я была на заседании комиссии, их вообще интересовало, чтобы на документе была хоть какая-то круглая, гербовая печать, что по существу нонсенс, так как единственная печать, которая там была — это печать переводчика, но переводчик НЕ свидетельствует, что оригинальный документ настоящий, а не поддельный. Он просто свидетельствует этой печатью, что его перевод соответствует оригиналу.

Члены комиссии, которую посетила я, сказали, что они не уполномочены объяснять декрет. У меня, конечно, возникает вопрос, каким образом исполнительные органы выполняют, если они не способны объяснять те законодательные акты, которыми руководствуются!

«Чиновник сказал: а вдруг вы приедете и будете пользоваться услугами в Беларуси?»

— Меня на самом деле очень возмутило, когда они сказали, что этот декрет на сегодняшний момент касается только тех, у кого есть в собственности жилье. А зачем они включают всех остальных людей, абсолютно непонятно? Мне чиновник сказал: а вдруг вы приедете и будете пользоваться услугами в Беларуси? А вдруг вы захотите полечить зубы в белорусской поликлинике, в то время, как вы проживаете в Чехии, или сдать какие-то анализы, или воспользоваться еще какими-то услугами, за которые вы не заплатили в течение последних нескольких лет.

На самом деле это возмущает. Мы, как граждане, проживающие за рубежом, мало того, что работаем, платим налоги за рубежом, но когда мы приезжаем в Беларусь, то мы там тратим деньги, мы помогаем своим родителям.

«Вы в Польше учитесь?» — «Нет, в Чехии» — «Ну так значит там надо и замуж выходить!»

— Сайт (с базой) оказался некликабельным. Я снова возвращаюсь к этому «окну» и говорю: «Я все заполнила, получила ключ, ничего не понятно. Подскажите, пожалуйста, как проверить на сайте, тунеядка я или нет, я не могу понять». Отвечают: «А как мы это сделаем? У нас интернета нет. Мы здесь только ключи выдаем».

Далее, когда меня послали в этот кабинет 419, среди прочего я спросила (меня этот вопрос всегда интересует), почему нет бланка по-белорусски? Ответили: «В нашей стране два языка понимают одинаково хорошо. Но если хотите, можете перевести». Опять же, белорусский язык где-то там на окраине. Ну и последнее — самое фееричное, смешное и глупое. «Вы в Польше учитесь?» — «Нет, в Чехии», — отвечаю я. «Ну так значит там надо и замуж выходить!» Белорусский чиновник советует мне остаться за границей. Это просто какой-то оксюморон.


КАК ВСТУПИТЬ В ПРОФСОЮЗ РЭП

Независимый профсоюз РЭП в соцсетях. Подписывайтесь, читайте, обсуждайте! - Фейсбук; - Одноклассники; - Вконтакте; - Телеграм.

Прочитано 6388 раз