Стоит почитать / 12.02.19

«Сгорела одежда, мы голые кричали и плакали». Идет суд по делу о взрыве на Скидельском сахарном комбинате

В суде Гродненского района началось рассмотрение уголовного дела по факту взрыва на Скидельском сахарном комбинате, пишет TUT.BY. Погибли четыре женщины, одна осталась инвалидом. На скамье подсудимых — три человека: начальник цеха, где произошел взрыв, Владимир Милашевич, его заместитель Сергей Грушевский, а также главный инженер предприятия. Все трое вину не признают.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Все обвиняемые сейчас на свободе: в 2017 году они были задержаны, но позже мера пресечения им была изменена. Никто из обвиняемых на своих должностях не остался: один уже на пенсии, двое продолжают работать на комбинате.

Комбинат предъявил им иски на общую сумму 590 тыс. руб.

«Извини, Владимирович, но я буду говорить правду»

Потерпевшими по делу признаны родственники погибших женщин и единственная выжившая после происшествия Марина Урбанович — в результате взрыва женщина получила серьезные ожоги дыхательных путей, у нее сейчас третья группа инвалидности.

Женщина в суде рассказывает о том, что в цеху всегда была «такая пыль, что люди не видели друг друга» — и начальство, по ее словам, об этом знало.

— Может, и принимались какие меры — я не знаю. Мы говорили начальству, что дышать нечем, — начальство говорило: «Примем меры»… Были собрания в цеху по поводу запыленности, начальник не реагировал. Извини, Владимирович, но я буду говорить правду [обращается к бывшему начальнику цеха готовой продукции, обвиняемому Милашевичу]. Когда жаловались, начальник начинал кричать…

По словам Урбанович, сотрудники цеха убирали сами — когда передавали смену. Пылесосов не было: «Убирали руками, совочками». Влажная уборка, по словам потерпевшей, проводилась редко. «Замеры пыльности проводились — но тогда ленты останавливали, чтобы не было пыли. Перед приходами санстанции и проверок в цеху проводилась уборка, — говорит она. — На собрании, где были директор и все руководство, задавали вопрос о вентиляции завода… Если поднимались вопросы неугодные, Милашевич всем закрывал рот: кричал, брызгал слюной…»

Единственная выжившая сотрудница сегодня вспоминает о том, как все произошло.

— Пришла на работу к 8 часам вечера. Смотрели за лентой: мы были втроем, иногда подходили Терешко и Слуцкая [женщины позже умерли], помогали убирать крупные куски сахара — мы не успевали все делать. Резко пошел огонь, потом взрыв: все горело, мы не понимали, что творится, кричали и плакали. Всего было два взрыва. Загорелась одежда, помню. Моментами отключались мозги. Сгорела одежда, потом мы были голые. Грузчик помог вниз спуститься…

По ее словам, после взрыва все потерпевшие какое-то время были в сознании.

— На мне было больше хэбэшной одежды, на остальных синтетика — она поплавилась сразу. На голове были шапочки, перчатки рабочие с пупырышками резиновые сняла вместе с кожей. Мобильные телефоны поплавились вместе с одеждой…

Судья интересуется у потерпевшей, что, по ее мнению, могло быть причиной взрыва.

ЧИТАТЬ СТАТЬЮ ПОЛНОСТЬЮ


КАК ВСТУПИТЬ В ПРОФСОЮЗ РЭП

Независимый профсоюз РЭП в соцсетях. Подписывайтесь, читайте, обсуждайте! - Фейсбук; - Одноклассники; - Вконтакте; - Телеграм.

Прочитано 2169 раз